Новостихуёвости – Читай и охуевай

Обнимать, быть терпимее, принимать такими, какие они есть

3 дек в 16:51, Meduza

По последним данным, в России около 44 тысяч детей-сирот воспитываются в детских домах. Кажется, что стать приемным родителем очень сложно. Но есть те, кто не боится взять на себя такую ответственность. Вместе с благотворительной организацией «Детские деревни — SOS» (она помогает детям-сиротам и семьям в трудной жизненной ситуации) рассказываем истории трех женщин. Каждая из них воспитывает от четырех до семи приемных детей. 

Елена Канзафарова

Есть взрослый сын, вырастила под опекой 4 девочек (выпускницы), взяла еще 4 детей 

Максим Змеев для «Медузы»

Я всю жизнь работаю с детьми, в начале карьеры — с дошкольниками в детском саду, затем 10 лет в детском доме. Восемь лет назад я переехала в Москву из Санкт-Петербурга, искала работу, и знакомая рассказала про SOS-деревню в Томилино. Я позвонила, прошла собеседование, и мне предложили место SOS-тети — так называют помощниц, которые замещают маму (когда ей нужно отлучиться в поликлинику, например) и помогают ей с воспитанием детей. 

Через полгода мне доверили воспитывать детей, четырех девочек-подростков — Веру, Марину и двух Насть. Девочки были непростые. Провоцировали меня: проверяли, откажусь ли я от них. Но через несколько месяцев поняли, что я не буду на них кричать, не буду ругаться и уж тем более ни при каких обстоятельствах не собираюсь от них отказываться, стали мне доверять. А через полтора года я стала их полноправной SOS-мамой. 

Родной сын меня всегда поддерживал, а вот мама отговаривала переезжать, пугала ответственностью. Но через год она приехала в гости, познакомилась с детьми и успокоилась. 

Максим Змеев для «Медузы»

Вера училась в коррекционной школе, но страхов перед «плохой наследственностью» и особенностями детей у меня не было. Во-первых, благодаря опыту работы в детском доме я знала, какие травмы могут быть у детей и как они их переживают. Во-вторых, я прошла школу матерей в «Детской деревне — SOS». Там постоянно организуют тренинги и семинары, рассказывают, как реагировать на разные ситуации. А еще у каждой семьи есть куратор: он помогает в сложных ситуациях.

Сейчас девочки уже выпускницы, живут отдельно. Поэтому полгода назад я взяла четырех детей, трое из них родственники. Познакомились мы в больнице: после изъятия из неблагополучной семьи их всегда направляют на обследование. Я боялась говорить с ними об опекунстве, ведь у них есть живые родители. Но уже через 20 минут после знакомства они сами спросили: «А вы нас к себе возьмете?»

Первый месяц дети, бывало, уходили из дома: они привыкли бродяжничать, пропускать школу. Сейчас же проблема обратная — вытащить их на прогулку. Тимур (12 лет) как-то сказал мне, что всегда мечтал играть футбол, и я записала его в секцию. А недавно он поступил в спортивную школу олимпийского резерва. Сестры Римма и Маша (10 и 11 лет) очень артистичные: поют, танцуют. Их брату Марату (14 лет) пока сложновато в школе, мы работаем с психологом. 

Максим Змеев для «Медузы»

У детей из детдома вообще часто бывают проблемы с адаптацией к школе. Учителя очень к ним предвзяты. Один педагог постоянно доводил ребенка: ставил только двойки, писал замечания, выгонял из класса. Пришлось звать в школу психолога и социального педагога из «Детской деревни — SOS», чтобы объяснять учителю, что дело вовсе не в лени. 

Для детей опыт жизни в детском доме и «Детской деревне — SOS» очень различается. В детских домах работает много хороших людей, но у детей там жесткий режим, нет личного пространства, нет навыков ведения домашнего хозяйства: за них стирают, готовят. У нас здесь домашняя обстановка: в выходные поспим подольше, приготовим вместе шарлотку, вместе поедем куда-нибудь, или дети могут позвать в гости друзей. 

Уроки материнства от SOS-мамы

У меня в WhatsApp восемь родительских чатов, я привыкла общаться с учителями и поняла, как сделать так, чтобы твоего ребенка не обижали. Главный признак того, что что-то не так, — если ребенок не хочет идти в школу. Он чего-то боится, и нужно выяснить, чего именно. 

Зачастую детская агрессия — признак самозащиты. Чтобы не раздувать конфликт, обратите внимание на свои реакции, совладайте с речью. Крики решить проблему не помогут.

Подростков воспитывать тяжелее всего: у них появляются новые желания и потребности. Стоит понять, что дети действительно взрослеют: они могут гулять дольше, чем раньше, покупать одежду, которая нравится им, а не вам. 

Благотворительная организация «Детские деревни — SOS» появилась 70 лет назад в Австрии. В «Детских деревнях — SOS» дети, оставшиеся без попечения родителей, живут в семейных домах вместе с приемными мамами, папами, братьями и сестрами — как в обычной семье. В России организация отмечает в этом году 25-летие работы. В нашей стране «Детские деревни — SOS» работают в семи регионах: Москве и Московской области, Санкт-Петербурге, Казани, а также Псковской, Орловской, Мурманской и Вологодской областях. Проект поддерживают компании, например IKEA, Procter & Gamble, Газпромбанк. Но большая часть пожертвований — от частных лиц. По словам исполнительного директора организации Николая Слабжанина, каждый месяц ее поддерживают более 17 тысяч жертвователей. 

Елена Голотюк

3 родных детей, еще 7 — под опекой

Евгения Жуланова для «Медузы»

Вместе с мужем мы живем в «Детской деревне — SOS» в Томилино уже пять лет. Я окончила медицинский колледж, а затем 25 лет проработала специалистом по обучению персонала в «Макдоналдсе» на «Пушкинской». У нас три дочери, но мы всегда хотели еще и мальчика. Девчонки сами предложили взять приемного ребенка. Мой муж вырос в детском доме, знал, через какие трудности порой проходят там дети, поэтому поддержал идею. Так мы взяли первого мальчика, Клима, ему был год и три месяца. Увидели его фотографию в интернете, но ощущения, что это наш ребенок, тогда не было. Зато когда познакомились вживую в детском доме, выбрали его сразу — не глазами, а сердцем. 

Поднимали детей сами. Через четыре года взяли под опеку второго — Дениса. Ему было пять, он был сиротой при живых отце и матери. В детдоме муж его спросил: «Пусть у тебя будут две мамы и два папы — согласен?» Он обрадовался и тут же ответил: «Давайте!»

Евгения Жуланова для «Медузы»

Мы хотели взять еще детей, но места в квартире не хватало. В 2014 году опека предложила нашу кандидатуру «Детской деревне — SOS». Мы прошли собеседование, очное и заочное психологические тестирования, и нас взяли. Нам очень понравился дом: много места для детишек, не сравнить с нашей прежней квартирой. Кроме того, в «Деревне» работают психологи и социальные педагоги. 

После переезда взяли грудного ребенка: Антошке было 1,5 месяца. А четыре года назад у нас появилась восьмилетняя девочка Женя. Звать нас мамой и папой она начала сразу. Видимо, соскучилась по этим словам. Сейчас она занимается в музыкальной школе, очень хорошо учится: всего три четверки в четверти, остальные — пятерки. Два года назад мы взяли Наума, сейчас ему 4,5. Он сразу же к нам привязался. Последними взяли двойняшек.

Евгения Жуланова для «Медузы»

У некоторых ребят были проблемы со здоровьем, поэтому первым делом мы проводили все обследования, вставали на учет в поликлинике. Часть диагнозов ушла совсем, сложных не осталось. Удобно, что все нужные специалисты либо работают тут же, в «Деревне», либо приезжают по требованию. 

Мы никогда не делили детей на родных и приемных: все воспитываются вместе и дружат. В свободное время мы ездим на аттракционы, ходим в зоопарк, в кино, гуляем в парке. Каждое лето всей семьей отдыхаем в Сочи или Анапе. Детям полезно быть на море, а совместные путешествия очень сближают. 

Уроки материнства от SOS-мамы

Благодаря супервайзерам и психологам «Деревни», которые работали со мной и мужем, мы научились быть уравновешеннее, лучше понимать психологию детей. Когда так много детей, ситуации бывают разные, и важно уметь прощать, что бы они ни натворили.

Дети у нас разные: кто-то может учиться, а кто-то не очень. Например, наш Дениска отлично учится, у него большой потенциал. У Жени тоже хорошо получается, а еще она поет в хоре, очень красивый голос. Мы стараемся, чтобы они держали марку и в итоге поступили в институт. А другому нашему мальчику учеба не дается, и мы на него не давим: зачем наносить еще одну травму? Мы его поддерживаем, помогаем определиться с колледжем. 

Принять и полюбить чужого ребенка непросто, но мы научились. Здесь важен контакт, дружная обстановка в семье. Наш Дениска вообще не улыбался первые восемь месяцев, был очень зажатый. И другие дети на первых порах были немного диковаты. Зато сейчас все домашние, свои.

В «Детских деревнях — SOS» живут более 600 детей. Большинство из них — социальные сироты, то есть сироты при живых родственниках, лишенных родительских прав. В «Детских деревнях — SOS» у детей появляется приемная семья, которой помогает команда штатных и привлеченных специалистов: преподавателей, психологов, логопедов, социальных педагогов. С детьми, которым нужна специализированная помощь, занимаются узкие специалисты, например нейропсихологи. Некоторые из них также занимаются подготовкой и обучением будущих опекунов — проводят с ними занятия и тестирования.

Светлана Анохина 

Вырастила под опекой 7 детей, после их выпуска взяла еще 6

Евгения Жуланова для «Медузы»

По образованию я медсестра и несколько лет проработала в детском доме в Московской области. Шесть лет назад в рамках социального проекта по опекунству мы с мужем взяли пятерых детей: трех мальчиков и двух девочек. Все пятеро одногодки, на тот момент им было по 13 лет. 

Наши биологические дети давно выросли, даже внучка уже взрослая, ей 15 лет. К тому же всех пятерых я уже знала: мы взяли их из детского дома, где я работала. Но к опекунству одновременно пяти подростков все равно нужно было морально подготовиться. Муж помог решиться. Мы прошли обучение в школе опекунства, несколько тестирований и собеседований с психологами. Детям пришлось адаптироваться: раньше они называли меня Светланой Владимировной, а потом я вдруг стала их мамой. Юля обращалась ко мне просто «Владимировна». Януш долго не мог определиться, поэтому просто подходил ко мне и заглядывал в глаза. 

Через год нам предложили переехать в большой дом в «Детской деревне — SOS» в Томилино. Переехав, мы взяли под опеку еще двух ребят, уже из другого детдома. Один мальчик-сирота помнил своих родителей, поэтому мы с мужем для него были «тетя Света» и «дядя Ваня». Зато другой, Коля, несмотря на то что ему было уже 16, с самого начала называл нас только «мамулей» и «папулей». 

Поначалу было сложно. Дети почти всю жизнь прожили в детском доме, без личного пространства, и просто не мыслили себя по отдельности. Не были самодостаточны, потому что мало контактировали с внешним миром. В 14–15 лет мы впервые показывали им, как работает метро. Мне хотелось, чтобы каждый мой ребенок осознавал себя как самодостаточную личность, поэтому иногда я говорю детям: проснись завтра пораньше, пока все остальные еще спят. Ощути, что это полностью твое время, когда есть только ты.

Детские деревни — SOS

Родные дети очень поддержали нас в нашем решении. Старший сын часто к нам приезжает вместе с женой. Дети вообще его считают своим братом. 

К 2018 году все дети выросли, получили социальные квартиры и начали самостоятельную жизнь. Один мальчик отслужил в армии, другой профессионально занимается футболом. Януш получил хореографическое образование и часто ездит на танцевальные конкурсы. У Коли и Димы уже собственные семьи. Одна дочка выучилась на швею, вторая занялась волонтерством. 

Сейчас мы с мужем воспитываем шестерых детей, уже помладше: от 9 до 16. 

Разница между выпускниками и младшими — только в эмоциях. Нам с мужем нравится жить в этом состоянии материнства и отцовства. 

Жизнь у нас очень насыщенная. Наше любимое занятие — печь. Давид и Алина обычно помогают с тестом, я научила их делать всякие пышки, ватрушки. С папой они любят готовить уже что-то основательное — борщи, мясо. Когда дети видят, что я выкладываю мозаику (это мое хобби), подсаживаются рядом и начинают рисовать, у каждого для этого свой альбом. Вообще у нас в семье так: папа — дома, мама — выездная. Я часто хожу в библиотеку, а дети со мной. У нас есть любимый кинотеатр в Люберцах, мы отслеживаем все новинки и специально выделяем день для похода в кино. После сеанса обычно гуляем в огромном парке в Томилино. Зимой берем ледянки и ватрушки и идем кататься — у нас там «своя» площадка. Я катаю их, они — меня. А потом вместе пьем чай с пирожками.

Муж зачастую понимает деток гораздо лучше, чем я, хотя он далек от педагогики: служил по контракту в армии, потом работал мастером деревообрабатывающих станков. В «Деревне» у него есть небольшая столярная мастерская, и дети к нему часто заходят. Вместе выжигают (мы им купили специальные детские наборы для выжигания), иногда что-нибудь выпиливают.  

Дети любят наш большой дом, любят беречь в нем уют. Например, когда я меняю какие-то шторы, Алина ездит со мной в магазин и ателье, потом вместе вешаем. Причем мальчикам преображать дом нравится даже больше. Они замечают, как дом живет, меняется. И мне от этого очень радостно, ведь моя цель — не просто быть рядом с детьми, пока они растут, но сделать так, чтобы, повзрослев, они прожили хорошую жизнь в собственном доме. 

Евгения Жуланова для «Медузы»

Уроки материнства от SOS-мамы

Я не скажу, что до появления детей я была несчастна: у меня ведь и до них была своя семья, дети, внуки. Но с SOS-детьми жизнь определенно стала наполненнее. 

Ведь дети не виноваты в том, что попали в детский дом и жизнь там заставила их мыслить и поступать иначе, чем их ровесники из полных семей. Любой ребенок, родной или приемный, имеет право быть непохожим на вас.

Если ребенок пришел с двойкой в плохом настроении, я сразу подхожу к нему и первым делом обнимаю. Детям это нужно. И если судьба поможет им создать свою семью, я надеюсь, наш с мужем пример поможет им ее сохранить.

Это только три истории. В «Детских деревнях — SOS» живут десятки семей, чьи судьбы сложились похожим образом. В «Детских деревнях — SOS» дети находятся под опекой в настоящих семьях. Это возможно благодаря регулярным пожертвованиям. Поддержать проект и его воспитанников просто, если оформить пожертвование с банковской карты на сайте организации. Можно сделать разовое пожертвование или установить подписку на ежемесячное снятие небольшой суммы — так вы поможете детям получать необходимую помощь для их развития и социализации.  

Все истории реальны. Имена и фамилии детей изменены в целях защиты их персональных данных